Изгнанник БПП. Интервью с Николаем Томенко | Новости Киева

Изгнанник БПП. Интервью с Николаем Томенко

1810208Николай Томенко, бывший народный депутат от фракции БПП, дал интервью журналу Корреспондент.

Николай Томенко — политик и университетский преподаватель одновременно, пишет Алиса Светлакова в №16-17 издания от 29 апреля 2016 года. Сколько лет мы с ним знакомы, а всё открываются новые грани. Сейчас, например, он пропагандирует на юге и востоке Украины  украинскую культуру и историю. А ещё Томенко — спортсмен.

Всвязи с последними событиями он стал известен как нардеп, у которого забрали  мандат за то, что он был не согласен с отходом Президента и партии от своих предвыборных обещаний и по собственному желанию вышел из президентской фракции.

Не будет чуда от Кабмина

— Как вы пережили «исход из парламента»? Конечно, это не может расцениваться как конец политической карьеры, но чисто по-человечески приятного мало.

— Меня засыпали эсэмэсками: «Коля, держись», «Коля, мы с тобой!». Я даже получил несколько телеграмм. Видимо, люди воспользовались этим видом связи, поскольку телеграммы не читает СБУ (Смеётся.). Но открыто мало кто осмелился выразить свою позицию.

Я понимаю, что меня поддерживает большая часть нардепов, потому что сценарий с лишением мандата не был вынесен на повестку  дня, не обговаривался и не голосовался в парламенте. Меня просто убрали из Верховной Рады в закрытом и тайном режиме, чтобы я публично не критиковал власть. Кстати, вы знаете, что у нас в Раде есть депутат [Игорь] Еремеев. Он, к сожалению, давно умер, однако продолжает числиться депутатом, поскольку парламент до сих пор не проголосовал за лишение его мандата. То есть депутата физически нет, но де-юре он в Раде голосует…

А я не нарушил ни одного предвыборного обещания, но меня из парламента устранили за то, что я пытался защитить программу, с которой мы шли на выборы.

Поэтому уверен, что за мою отставку в сессионном зале проголосовало бы максимум несколько десятков человек, потому и был выбран такой сценарий, который не имеет ничего общего с законностью.

Тихая поддержка коллег была массовой, а активная — нет, поскольку для многих сложный выбор

Таким образом, тихая поддержка коллег была массовой, а активная — нет, поскольку для многих сложный выбор: остаться депутатом и занять должность или выйти и публично заявить, что преступная власть отобрала мандат.

Вот почему в парламенте  многие продолжают действовать согласно генеральной линии партии, а за его пределами говорят и думают совершенно иначе.

— Кого конкретно вы имеете в виду?

— Это большое количество депутатов. Часть из них сегодня помогают мне провести те законы, которые я зарегистрировал, но лично представить в парламенте уже не могу.

— Что вы думаете о новой коалиции?

— С помощью договорённостей и торгов в коалицию набрали 237 человек [«227?» — переспросили мы. «Нет, 237», — уточнил Томенко], хотя до сегодняшнего дня ни документа, ни фамилий этих 237 никто не знает.  Их набирали не под выполнение стратегии, а под взаимовыгодные личные условия, поэтому успешной их работа не будет никогда.

Эта неработающая конструкция коалиции продержится недолго, ведь она лишь выполняет формальную функцию, чтобы избежать роспуска парламента. Раз эта коалиция против выборов, значит, она временная, а вот если бы она была за развитие национальной экономики, за реформы в интересах людей, тогда у неё был бы шанс.

Фото Дмитрия Никонорова

— То есть, по-вашему, маловероятно, что правительство окажется дееспособным?

— То, что у нас нет иллюзий насчёт работы правительства, — это, кстати, для него большой позитив! Общество уже не ждёт ничего, а потому любое достижение будет замечено. Теперь никто не сможет прикрываться революцией и героями, ведь это будет аморально.

Нынешний премьер [Владимир] Гройсман во времена революции достоинства  защищал Виктора Федоровича [Януковича], а перед этим ещё и получил от него орден. Так что Гройсману сейчас будет трудно убедить людей, что он борется с предыдущим преступным режимом. Кроме того, за нынешнее правительство голосовала большая часть тех, кто принимал так называемые диктаторские законы 16 января, которые привели к трагическим событиям на Майдане. Также свои провалы они не смогут уже прикрыть ни [Владимиром] Путиным, ни Россией.

МВФ вместо компартии

— Политологи (например, Кость Бондаренко) высказывают такую точку зрения: раскол в коалиции произошёл из-за разногласий по поводу курса, рекомендуемого МВФ. Дескать, часть политиков была против этого курса, поскольку он не обеспечивает экономический рост, а вторая часть говорила: да, курс жесткий, но нам кредиты нужны, так что ничего не поделаешь. А что вы думаете по этому поводу? 

— МВФ предлагает нам внедрить опыт, который не удалось успешно реализовать ни в одной стране мира. Уже поэтому к их доктрине следует, на мой взгляд, относиться критически. Нам нужен успешный опыт тех государств, которые сумели поднять свою экономику. Наш собственный опыт тоже мог бы пригодиться. Если, к примеру, нам говорят о жёсткой приватизации госпредприятий, а мы уже не раз видели, в чьи руки они попадают и чем это заканчивается, значит, наш опыт подсказывает, что тотальная приватизация госпредприятий неэффективна.

В целом тренд МВФ таков, что об Украине можно говорить по-прежнему как о стране — сырьевом придатке, которая помогает миру и соседям жить в комфорте. Например, правительство предлагает отменить наш закон про запрет вывоза из Украины леса-кругляка, потому что румыны или поляки против. Их устраивает, что они потом из нашего леса изготавливают мебель и продают её нам же. Одним словом, нам нужно думать о собственной выгоде, а не о том, как бы угодить соседям и подпитывать сырьём их экономику. Проще говоря, безальтернативная доктрина МВФ стала для нас своеобразной заменой коммунистической партии — как нам сказали, так мы и делаем.


От Giraff


От Banganet


Вам понравиться


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы в соц. сетях